Валерій Калниш
Заступник головного редактора «Коммерсантъ» (2007-2011), висвітлював справу Гонгадзе
Про вбивство Георгія Гонгадзе

Я узнал об этом в 2000 году. Тогда я был молодым журналистом, в 2002 году стажировался в Киеве. У нас тогда практика была на радио «Континент». А Гонгадзе там работал. В какой-то день я уезжал — в Запорожье возвращался. Меня провожал один знакомый с «Интера». У нас зашел разговор о Гонгадзе — о его смерти, об убийстве. Он говорит: «Так на самом деле никакого убийства не было. Гонгадзе уехал в Германию. Живет себе спокойно. Находится там под прикрытием — программа по защите свидетелей». Тогда мне показалось, что это часть того безумства, которое началось вокруг этого дела.

В Киеве з газете «Коммерсант» я начинал как старший корреспондент отдела политики, и в зоне моей ответственности были все силовики. Прежде всего Генпрокуратура, СБУ, МВД. И дело Гонгадзе было самым громким в тот момент. Естественно, я ним занимался.
Про справу Гонгадзе

Почему дело Гонгадзе получило такое значение в обществе? Да потому, что он — журналист. Потому, что мы внутри цеха считали необходимым все время об этом деле говорить. Если бы это было убийство, при всем уважении, бухгалтера или менеджера гостиницы, такого бы резонанса не было, потому что ни бухгалтеры, ни менеджеры не имеют такого доступа к медиа. Мы держали это дело на постоянном контроле. Это всегда был нерв. Мы, например, у себя в газете решили, что любой эпизод, любая новая информация по делу Гонгадзе должна быть освещена. Разные форматы: это могла быть колонка, если это ничего не значащий в большой картине эпизод, большая заметка, интервью. Это было дело профессиональной чести. И об этом много говорилось. Мне кажется, это было правильно.

С делом Павла Шеремета происходит то же самое. Просто журналисты, мне кажется, немного изменились. Если раньше о деле Гонгадзе говорили все, то сейчас говорят немногие. Потому, что сейчас это не так важно с точки зрения общества. А если говорить о политиках, то да, конечно, они будут использовать любое резонансное преступление для поднятия рейтинга.

Про слідство

Следствие до 2005 года было достаточно условным. Только после того, как Ющенко назвал это дело приоритетом, которое должно быть раскрыто за время его президентства, началось движение. Главным источником была ГПУ. Генпрокурор Пискун был большой любитель поговорить на эту тему. Поэтому вхождение в процесс началось через ГПУ. В СБУ вообще не шли на контакт. А с МВД… Для них это был удар по профессиональной чести. Потому что, потом выяснилось, что исполнители, организаторы и возможный заказчик этого преступления — выходцы из этой силовой структуры. Поэтому к материалам дела не подпускали. Почитать какие-то показания иногда удавалось, но не для разглашения. Поэтому, официальная линия следствия, наверное, была нашим главным источником. Я вам скажу, что после того, как сложились партнерские отношения с прокуратурой по этому делу, я получал материалы дела за 2-3 дня до официального обнародования. Задерживали Пукача — ролик я получил за два часа до его обнародования.

Роль генпрокурора в этом процессе, до тех пор, пока в ГПУ была функция следствия, была определяющая. Дело было политическим. Это дело держал на контроле президент Ющенко. Когда его не удовлетворили результаты, Пискун был снят с должности. После этого генпрокурором на короткий промежуток стал Васильев. При нём это дело умерло окончательно. Была расформирована группа. Которую, к слову, возглавлял Виктор Шокин, который впоследствии сам станет генеральным прокурором. И вообще Шокин занимался следствием 2002-2003 годах.

Много говорилось про некие договорённости с Леонидом Кучмой. Что был некий пакт между Ющенко и Кучмой, что тот не будет трогать его, не будет давать указания силовикам вести следствие таким образом, чтобы Кучму можно было посадить или привязать к этому делу. Так что тогда все зависело от ГПУ.

Про версії

Ни у кого не было сомнений, что таращанское тело — это Гонгадзе. Этот вопрос был закрытый в 2003 году. Все не могли понять, куда делась голова.

Я напомню, что мама Гонгадзе до последнего не верила, что это тело ее сына. Много было рассуждений, причем противоречивых и взаимоисключающих, по поводу того, кто совершил это убийство.

Первая версия прозвучала еще от Кравченко: к убийству могли быть причастны люди, которые сами умерли в 2000 году. Потом в Украине возникло дело «оборотней в погонах». И Игорь Гончаров — главный человек, который рассказывал про сотрудничество правоохранительных органов с криминалитетом, говорил, что убийство Гонгадзе совершили люди банды криминального авторитета Киселя. И только после того, как Кравченко умер, Гончаров умер, эти версии сошли на нет, и возникла теория с убийством милиционерами.

Конечно, главный толчок был после того, как Кравченко покончил жизнь самоубийством. На момент смерти он был министром внутренних дел, а Гончаров был, боюсь ошибиться, — одним из начальников департамента МВД. Если я правильно помню, 1 марта Ющенко говорит, что задержаны убийцы. Затем Пискун вызывает Кравченко на допрос. 4 марта Кравченко находят застреленным в своем доме.
Колишній генерал МВД України Олексій Пукач, засуджений до довічного ув’язнення за вбивство журналіста Георгія Гонгадзе, у суді у Києві, жовтень 2016 року, стопкадр з відео
Потом начала параллельно разворачиваться версия с МВД — все подумали, что если человек совершил самоубийство, а до последнего это и было самоубийство по официальной версии, то… Возникла фамилия Пукач. Он возглавлял уголовный розыск в МВД. Его задержали, потом отпустили. Потом он бежал, находился в международном розыске. Новое дыхание делу придало задержание Пукача в Житомирской области, когда он вообще не скрывался — когда спецслужбы окружили село, где он находился. Он не сопротивлялся. Вот только после задержания Пукача делу был дан толчок, который собственно и закончился вынесением приговоров. Но не закончился приговором по поводу заказчика.

Это уже 2009 год. Не было бы Пукача, дело бы не сдвинулось с точки.
Про вбивство

Оперативная картина выглядела примерно так: за Гонгадзе следило несколько групп из числа сотрудников уголовного розыска МВД, было установлено место его перемещения, точки, где он находился чаще всего. По разным данным, в процессе слежки было задействовано около 25-30 человек. Было известно, что Гонгадзе любил перемещаться не общественным транспортом, а грачевал. Поднял руку — машина останавливалась. Вот эта особенность была использована. Остановилась машина, которая заранее стояла не очень далеко. Он сел, подсели Протасов, Попович и Костенко. Потом там же оказался и Пукач. И вот так это произошло.
Ведут его в полночь в лес, кладут в заранее вырытую яму, потом переворачивают, засовывают ему кляп в рот. Начинают душить. Кто-то держал за плечо, кто-то за ноги. Он сопротивляется. Пукач затягивает ремень на шее. И это что, ок? И этим занимаются, извините, сотрудники правоохранительных органов.
Про суд над поплічниками Пукача 2006-го

Процесс был совсем не яркий. Действительно, очень часто, как для силовиков, которые находятся в спец структуре МВД, они жаловались на гипертонический криз, проблемы с сердцем, вызывали скорую помощь. Это выглядело как затягивание процесса. Это с одной стороны. С другой — процесс действительно был закрытый. Информации было минимум. Сложилось впечатление, что вот эти три человека были просто тремя исполнителями. Суд вынес приговоры, соответствующе их вине. Хотя, если себе представить картину, когда эти три человека вытаскивают из машины журналиста, у которого руки связанные за спиной. Ведут его в полночь в лес, кладут в заранее вырытую яму, потом переворачивают, засовывают ему кляп в рот. Начинают душить. Кто-то держал за плечо, кто-то за ноги. Он сопротивляется. Пукач затягивает ремень на шее. И это что, ок? И этим занимаются, извините, сотрудники правоохранительных органов. Никто не знает, кроме них самих, что они по этому поводу думают, раскаиваются ли. Как дальше их жизнь устроена. Ведь они уже должны были выйти на свободу. Но вот, Протасов умер. Где эти люди, чем они занимаются — это интересно, в таких случаях может быть переоценка и люди могут начать говорить.
Підсудні Микола Протасов (ліворуч) і Валерій Костенко під час судового процесу у Києві, архів, 2008 рік. Миколу Протасова засудули до 13 рокiв позбавлення свободи, а Валерія Костенка та Олександра Поповича – до 12 рокiв
фото: Радіо Свобода
Про замовника

Рабочая версия — и в СМИ, и у следствия, была примерно такая. Кучма вызывает к себе Кравченко, начинает кипятиться по поводу заметок Гонгадзе, и якобы дает указание разобраться с «этим грузином». После этого Кравченко вызывает к себе генерала Фере, который в последствии впал в кому и был отключен от жизнеобеспечения. Фере, в свою очередь, то ли в присутствии Кравченко, то ли без него дает указания Пукачу. Пукач формирует группу, группа совершает преступление. Гонгадзе умирает. Пукач спустя годы перезахоранивает тело, уходит в бега и является главным человеком, которому вменяют смерть Гонгадзе. Кравченко назывался в одно время заказчиком этого преступления. Я в это не верю, потому что связь между Кравченко и Гонгадзе неочевидная. Не было ничего такого. Я не припоминаю каких-то заметок, какой-то личной неприязни между Кравченко и Гонгадзе, чтобы генерал, министр МВД отдал приказ на убийство. Я допускаю, что он мог дать приказ на запугивание. То, на чем настаивает Пукач. Рассказывает о том, что на самом деле они не хотели его убивать, что просто так вышло. Но это отдельный эпизод.

Президент Леонід Кучма під час прощання з загиблим міністром внутрішніх справ України Юрієм Кравченком 7 березня 2005 року, архів, стопкадр з відео. Юрія Кравченка знайшли мертвим на своїй дачі 4 березня за декілька годин до того, як мав з'явитися в генпрокуратуру на допит у зв'язку з вбивством журналіста Гонгадзе
Почему это был Кравченко? Почему он вообще покончил жизнь самоубийством? Тут надо реанимировать его дело, как бы это цинично не звучало. Были какие-то разговоры, что надо отследить связь между Кравченко и Кучмой, предположим. Потому, что про Кравченко тогда говорили, что он может быть преемником Кучмы и у него могут быть президентские амбиции. Точно так же говорили и про Кирпу, тоже покончившего свою жизнь самоубийством. Для конспирологии там можно выстроить теорию о том, что Кучма разбирался с теми, кто может составить ему конкуренцию. В порядке бреда.
Мы не говорим еще про одну фамилию. Мы не говорим про Литвина. Его роли. Но она умалчивалась часто. С одной стороны говорили, что якобы вот эти претензии от Кравченко слышал Кучма в присутствии Литвина. Поэтому Кравченко был тем связующим звеном, который мог на самом деле объяснить, что было между Кучмой и Гонгадзе, и какую роль приняла МВД во время этой операции. И почему она это дело приняла.

После того, как погиб Кравченко, шансов на раскрытие практически не было. Документы были все, насколько я помню, уничтожены тем же самым Пукачем. Куда выезжали оперативные группы, чем они занимались, кто был в этих группах — эти документы исчезли. Так называемые путевые журналы в МВД. Там вопросов было много и так получается, что если мы сейчас посмотрим назад, то увидим, что спорные страницы, узловые моменты, подчищались и люди просто умирали. В итоге мы имеем Пукача, который сидит и требует апелляции. Протасова, который получил 13 лет и умер за несколько месяцев до выхода на свободу. Двух исполнителей, которые держали за руки, за ноги Гонгадзе, и которые наверняка не были посвящены в большие планы. Просто выполняли дурацкую грязную работу.

Кравченко погибший, Фере умерший. Ну и всё. Я думаю, что это дело может по-новому заиграть только в одном случае, когда те люди обвиняемые или подозреваемые в заказе сами захотят об этом рассказать. В каких-нибудь мемуарах, каких-нибудь воспоминаниях. Возможно у кого-то проснется совесть. Возможно мы этого человека даже не знаем, а он всё время был где-то рядом. Например, где там делся Мельниченко? Куда он пропал? Сидит в Штатах? Ничего не делает? Рассказывает, как на него власть, извиняюсь за выражение, батон крошит? Поэтому юридических оснований, следственных документов не достаточно для того, чтобы окончательно и бесповоротно назвать заказчика.

Про арешт Пукача

Насколько я помню, это была оперативная разработка. СБУ определила, где он живет. И держали до того момента, когда это можно и нужно было вскрывать. Он жил обычной какой-то жизнью. Ничем не выделялся. В селе о нем положительно отзывались. Простой хороший мужик.

Возможно это было не очень правильное предположение по поводу президентской кампании, но я давно не верю в совпадения. И когда такое резонансное дело заканчивается накануне старта кампании, то мне кажется имеет право на жизнь такая версия (Пукача було заарештовано 21 липня 2009-го року. Вибори президента України було призначено на 25 жовтня 2009-го, пізніше чинний тоді президент Віктор Ющенко оскаржив це рішення у Конституційному Суді і вибори призначили на 17 січня 2010 року — ред.). Ну вот надо было сообщить, что главный фигурант найден. Спецоперация по тем временам, даже и по нашим временам, достаточно громкая. Когда взяли в окружение это село, сбушники висели на деревьях, отсматривали весь процесс, следили, все координировалось. Это было очень серьёзно, это было ярко. Ну и дело закончилось тем, чем оно закончилось. Даже больше скажу, когда Пукача начали судить, внимания к нему держалось где-то год-два. Процесс закрытый, он содержится в следственном изоляторе СБУ… У меня в «Коммерсанте» была фишка — я брал интервью у всех резонансных «сидельцев»: Луценко, Тимошенко, Макаренко. Но тогда это были процессы политические. А вот с Пукачем этого не получилось. Не потому, что он был политический какой-то, а потому, что он был очень закрыт. И провернуть это через адвокатов, которые имеют доступ к следственному изолятору СБУ было практически невозможно. Поэтому мы и не знали Пукача помимо того, что видели во время приговора и не очень ярких его заявлений. Но то, что он настаивает — он не хотел убивать, а это получилось случайно — я в это не верю. Для меня команда Пукача изначально была заточена на убийство. То, что кадык сломался во время удушения, и Пукач просто не рассчитал силу, мне кажется, что это не больше, чем адвокатская уловка, чтобы Пукачу пересмотрели приговор и отменили пожизненное заключение.
Навіщо Пукач перепоховав тіло

Тут, скорее, мое предположение. Я не знаю, насколько сильно оно подтверждено результатами следствия. Мне кажется, Пукач поехал перезахоронить тело по той причине, чтобы другие участники преступления, если их возьмут, не могли бы указать, где оно находится. То есть, они бы указали на то место, где на самом деле тела не было бы. А в это был посвящён только Пукач, Кравченко, ну и возможно какие-то другие высокопоставленные люди. Возможно, у следствия есть какие-то другие объяснения.
К защите Кучмы был привлечен адвокат с мировым именем, Алан Гершовиц. И когда он начал говорить про пленки Мельниченко, стало понятно, что это главная линия защиты, которая выведет Кучму из-под удара.
Як знайшли голову

Нашли по указанию Пукача. Я помню, тогда долго анонсировался следственный эксперимент, когда Пукача должны были вывезти, и он должен был показать место, где где он закопал голову. Потому что по материалам следствия, отсечением головы занимался именно Пукач. Понятно, журналистов туда не допустили. Я до сих пор не знаю, то ли это были фрагменты, то ли это был весь череп, где он находится, был ли он похоронен вместе с телом Георгия в Киеве.
Оприлюднення "плівок Мельниченка" у Верховній Раді, архів, 2000 рік, стопкадр з відео
Про плівки Мельниченка

Мы же до сих пор не увидели оригиналы. То, что на этих пленках есть голоса тех людей, которым их приписывают, я в этом уверен. Что там Кучма и Деркач, Кравченко и Литвин. Да, они там есть. То, что журналисты всегда оперировали цифровыми копиями этих записей, это тоже правда. Мы узнаём из этих пленок про настоящие отношения внутри политической властной верхушки, узнаем как и о чём они говорят, но мне не хватает внутренней убежденности говорить о том, что услышанное было сказано в том порядке, как я это услышал. Я думаю, там был всё-таки и монтаж. Достаточно грубый по тем временам.

Технически, на тот момент, мне кажется, слежка велась, прослушка велась. Есть эти записи, если они не уничтожены. Хотя рассказывают, что оригиналы у американских спецслужб. То, что они были смонтированы для того, чтобы подставить Кучму — да, я в этом уверен. Но это не значит, что Кучма этого не говорил.

Какого-то сущностного и смыслового содержания в этих пленках я, признаться, больше и не вижу. Мнение мое могло бы поменяться кардинально, если бы я прослушал оригиналы.
В чём ещё нюанс с плёнками... Мы помним,что они велись якобы на диктофон марки Toshiba. Почему в украинских судах журналисты пользовались не цифровыми диктофонами, а кассетными? Потому что на кассетной пленке подтвердить факт вмешательства — на раз, а с цифровой ты этого не сделаешь. Поэтому если бы Мельниченко так сильно хотел посадить Кучму, как он об этом говорил, он бы отдал оригиналы пленки. И тогда можно было четко увидеть где есть монтаж. Когда мы говорим про цифровые носители, где монтаж вообще не заметен, где — я как в прошлом сотрудник радио могу сказать, ты можешь сделать склейку и баланс звука так, что не увидишь факта вмешательства. Это действительно не является необходимым для суда доказательством. Поэтому отдельно здесь ещё линия поведения Мельниченко. Что им двигало, кто им двигал? Как он это дело всё поворачивал? Зачем? Ну и последний, наверное, момент ещё в этом смысле — до этого Кучма пережил еще один скандал с «Кольчугами». Поставки ракетных систем в Ирак. Их же там не нашли. Потом уже была мысль о том, что это была спецоперация против Кучмы. Другое дело, кто её проводил, по каким интересам. Потому что там и про русский след, и про американский говорили. Вот поэтому, мне кажется, Кучма просто оказался в эпицентре геополитического шторма, где Украине отводилось одно из ключевых мест, и против него играли. Но, повторюсь, это ни в коем случае лично для меня не является оправданием того, что произошло. Но и основания утверждать, что Кучма однозначно отдал приказ на убийство, у меня тоже нет. Даже если это было сказано на плёнках, мне как честному журналисту надо было убедиться в том, что это не монтаж.

Про обвинувачення Кучми

Застрельщиком привлечения Кучмы в качестве заказчика убийства Гонгадзе был на тот момент зам главного прокурора, начальник главного следственного управления ГПУ Ринат Кузьмин. С момента выдвижения, а это, если не ошибаюсь, было 24 марта 2011 года, и до прекращения следствия 24 или 26 апреля 2011 года, прошел месяц. Здесь возможно мое предположение, что необходимо было ставить точку в деле обвинения Кучмы, и вывести Кучму из числа вероятных заказчиков убийства Гонгадзе. И мне кажется, что Кузьмин, когда возбуждал уголовное дело по Кучме как заказчику, знал, чем оно закончится: не будет доказано, что Кучма “заказал" Гонгадзе. По следственным меркам это всё длилось очень быстро — месяц. К защите Кучмы был привлечен адвокат с мировым именем, Алан Гершовиц.

И когда Гершовиц начал говорить про пленки Мельниченко, стало понятно, что это главная линия защиты, которая выведет Кучму из-под удара. Было несколько экспертиз этих пленок, и Печерский суд в конце концов пришел к выводу, что говорить о стопроцентном отсутствии монтажа этих плёнок невозможно. Для Гершовица это был праздник. Потому что, когда вероятность монтажа даже десятые процента, а так оно и было по экспертизе, по-моему, говорили о том, что 99.6% уверенность в том что там не было монтажа, но даже наличие этих четырёх десятых — основание для суда отклонить вещдок. Не говоря уже о том, и это было тоже решение суда, что записи были получены незаконным путем, что не было разрешения на официальную прослушку.

И Леонид Данилович Кучма теперь полностью в юридическом и во всяком смысле реабилитирован, было решение Конституционного суда (щодо неможливості долучення несанкціонованих записів у якості доказу в суді — ред.).

Про роль Кучми

Журналисты могут увидеть Кучму только в одном месте в одно время — это когда ты участвуешь в форуме YES, где Леонид Данилович почетный гость (форум Ялтинська Європейська Стратегія (YES) заснований олігархом Віктором Пінчуком, зятем Кучми — ред). И вот во время кофе-брейка можешь подойти к нему задать этот вопрос. Кто-то уже устал его задавать. Кто-то даже не считает нужным этот вопрос задавать — просто журналистская память вот за эти 20 лет уже притупилась. И у меня нет однозначного ответа, почему он не говорит об этом. Ну конечно, ему неприятно. Это естественно. С другой стороны, он последовательно и всегда говорил одно и тоже. Я не хочу становиться на сторону тех, кто говорит, что Кучма не причастен, что не отдавал приказа, что Кравченко его неправильно понял. С другой стороны у меня нет оснований становиться на сторону тех, кто говорит что Кучма виноват, что отдал приказ, и Кравченко был просто исполнителем или организатором этого преступления. Той совокупности доказательств, собранных следствием, мне недостаточно, чтобы внутри себя вынести вердикт Кучме как заказчику. И когда Кучма всю жизнь повторяет одно и то же, мне кажется, что даже если он и был к этому причастен, он уже настолько верит в то, что к этому процессу не имеет отношения, и даже если это было, это стало его той второй сущностью, в которую ты начинаешь верить гораздо больше, чем в реальность.

Я уверен, мы не узнаем, кто был заказчиком убийства Георгия Гонгадзе до тех пор, пока сам заказчик не захочет об этом сказать. Следствие прекращено, новых доказательств нет, новых показаний нет. Продолжения дела нет. Оно может произойти только тогда, когда Леонид Кучма, Владимир Литвин в каком-то непонятном эмоциональном состоянии захотят рассказать всю правду. А может этого и не произойдет. Ведь это наша внутренняя человеческая история — что мы верим, что всё должно закончиться. А оно может не закончиться. И мы никогда этого не узнаем.
С одной стороны, это такой карт-бланш для преступников, которые связаны с властью. Но с другой — вызов для тех журналистов, которые пишут на серьёзные темы. Подозреваю, и на несерьёзные тоже. Это опасная профессия. Надо понимать, когда ты ее выбираешь.
Про «Українську правду»

Это столп украинской журналистики. Как бы к нему все не относились и как бы не относились к Алёне Притуле. Многие узнавали о том, что происходит в стране, оттуда. Место в истории они себе обеспечили.
Олена Притула з колегами в редакції "Української правди" після зникнення Георгія Гонгадзе, архів, 2000 рік, стопкадр з відео
Питання

Во-первых, зачем? Ответ на этот вопрос должен быть гораздо проще, чем мы об этом думаем. Но у меня нет окончательного ответа. Второй вопрос — какая роль Кравченко? Я допускаю, что Кучма в сердцах мог ляпнуть что-то по поводу Гонгадзе, но мне непонятна роль Кравченко. Как так получилось, что человек кончает жизнь самоубийством достаточно экзотическим способом — два раза выстреливает себе в голову?
Еще мне не совсем понятно, зачем надо было отрезать голову. Этот вопрос всё-таки тоже как-то у нас остался без ответа.

Ну и главное: стало ли это уроком для остальных? Потому что, если убрать вот этот журналистский подтекст, что смерть касается журналиста, остается вопрос: насколько это вообще нормально? Когда с неугодным человеком, как бы ты к нему ни относился, ты можешь поступить таким бесчеловечным образом.

Ну и вопрос про сам процесс. Не было ли это какой-то большой оперативной игрой, в которой Георгий Гонгадзе стал элементом?

Всё-таки мне интересно, говорил это Кучма? Отдавал ли он этот приказ? Или его тоже подставили? Но не уверен, что мы на эти вопросы получим ответ.

Наслідки того, що вбивство Гонгадзе не розслідували до кiнця

Это плохо влияет, потому что люди, которые, возможно, задумали новое преступление, убийство нового журналиста, могут прийти к выводу, что это ничем не закончится. Что журналист — это удобная мишень, смерть которых не заканчивается окончательным расследованием дела. Что можно его убить, тебе за это ничего не будет.

Поэтому с одной стороны, это такой карт-бланш для преступников, которые связаны с властью. Но с другой — вызов для тех журналистов, которые пишут на серьёзные темы. Подозреваю, и на несерьёзные тоже. Это опасная профессия. Надо понимать, когда ты ее выбираешь.